Размер:
A A A
Цвет: C C C
Изображения Вкл. Выкл.
Обычная версия сайта

«УЙГУРСКИЙ ПУТЬ» – СЕВЕРНАЯ ВЕТВЬ ВЕЛИКОГО ШЕЛКОВОГО ПУТИ (ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ)

DOI 10.30792/2304-1838-2019-118-131

«УЙГУРСКИЙ ПУТЬ» – СЕВЕРНАЯ ВЕТВЬ ВЕЛИКОГО ШЕЛКОВОГО ПУТИ (ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ)

КАМАЛОВ Аблет Каюмович
Университет «Туран», Алматы, Казахстан
abletk@mail.ru

Статья посвящена анализу сведений танской династийной истории «Синь Тан шу» (Новая история династии Тан) о северной ветви Великого Шелкового пути, проходившего по территории Уйгурского каганата (744–840) и получившего в китайских сочинениях название «уйгурского пути» (кит. хуэйху лу). Наряду с переводом китайского текста, описывающего северную уйгурскую ветвь торговых путей, в статье приводятся данные о том, когда и при каких обстоятельствах использование данного пути становилось жизненно важным для торговых караванных сообщений между Срединной империей и оазисами Восточного Туркестана. Китайские сведения об уйгурском пути сравниваются с топонимическими данными древнеуйгурской рунической надписи из Могойн Шине Усу (Селенгинский камень или надпись Моюн чура, 759–760 гг.), а также рассмотрены в контексте известий о маршруте до ставки уйгурского (токуз-огузского) кагана в Ордубалыке, имеющихся в арабских историко-географических сочинениях, которые восходят к путевым записям Тамима ибн Бахра (820-е гг.). Упадок уйгурской ветви Шелкового пути наступает после падения Уйгурского каганата, когда контроль в степи переходит в руки енисейских кыргызов. Кыргызы, однако, не смогли поддержать функционирование «уйгурского пути», поскольку практически не имели торговых отношений с танским Китаем.
Ключевые слова: уйгурский путь, Уйгурский каганат, Шелковый путь, торговля, древнетюркские рунические памятники, танские источники.

«UIGHUR ROAD» AS THE NORTHEN BRANCH OF THE GREAT SILK ROAD (PRELIMINARY ANALYSIS)

KAMALOV Аblet Кayumovich
Turan University, Almaty, Kazakhstan

The article contains analysis of the accounts of the Tang dynastic history «Xin Tang shu» on northern branch of the Great Silk Road, which stretched on the territory of the Uighur Khaghanate (744–840 AD) and was called «Uighur road» (Chin. Huihe lu) in Chinese sources. Alongside with a translation of the Chinese text describing the northen Uighur branch of the trade roads, the article discusses the issue of how and in which circumstances the use of the Uighur road became vital for the trade caravan communication between the Middle Kingdom and oases of Eastern Turkistan in teh West. Chinese accounts on the Uighur road are compared with toponimic accounts of the Old Uighur runic inscription from Mogoin Shine Usu (also known as Selenga stone or Moyun-chur inscription, 759-760 AD); at the same time they are put in the context of information of the Arabic geographers and travellers who visited the headquaters of the Uighur (toquz-oghuz) khaghan in Ordubalyq. Those Arabic accounts derive from travelogue records by Tamim ibn Bahr (820s). Decline of the Uighur branch of the Silk Road occurred after breakup of the Uighur Khaghanate, when the Enissey Kyrgyzs became masters of the steppe. Kyrgyzs, however, were not able to keep the «Uighur road» functioning, since they practically did not maintain trade relations with China.
Keywords: Uighur road, Uighur Khaghanate, Silk road, trade, Turkic runic inscriptions, Tang sources.